Займ Honey Money
Православная книга почтой

Тайна водонапорной башни

Автор: Священник Иоанн Охлобыстин Последнее изменение: 20.05.2011
Тайна водонапорной башни

Всматриваясь в жуткую и прекрасную бездну хаоса — мира, шокирующего человеческий разум своей всевозможностью, человек смиряется перед собственным одиночеством. Рано или поздно, но ты останешься один на один с собой. Большинство думающих понимает это. Некоторые лениво полагаются на Промысел Божий, замалчивая невозможность происходящего без права Перста Указующего, некоторые загодя и наугад готовят иллюзорные миры художественных фантазий, где их одиночество обретет новую родину, некоторые заходят дальше и предпринимают попытки систематизировать данную Богом способность к творчеству, еще не заступив за роковую черту, столь же пугающую, сколь и манящую.

Сколько я себя помню, столько я пробовал играть в эту, получается — самую главную, игру. Не тяга к познанию неведомого, не мальчишеский азарт, а любовь к маме принудила меня начать то, что, уже сейчас, я называю сталкингом за определенные обязательства играющего по отношению к окружающему миру.

Тогда я жил с бабушкой Марией и прабабушкой Софьей Филипповной в деревне, а моя мама заканчивала в Москве аспирантуру и приезжала только на выходные. И каждую субботу, едва проснувшись, я кидался к окну, выглядывая маму, идущую от остановки, куда приходил рейсовый автобус из Малоярославца, куда, в свою очередь, приходила электричка из Москвы. Позже много лет, по своей глупости и эгоизму, я вменял маме в вину ее постоянное отсутствие, даже не учитывая того, что она никогда не была по-настоящему счастлива и все мои жестокие претензии были обращены к той, которая меня научила мечтать и сделала тем, кем я есть ныне.

Обзору дороги, куда каждые выходные был обращен мой младенческий взор, мешал свежеотстроенный районным врачом двухэтажный коттедж, и это чрезвычайно раздражало. Сотни раз я представлял, как по халатности врач оставлял на газовой плите чайник, как тот натужно кипел, заливал газовую конфорку и как невидимая взрывоопасная субстанция наполняла пустующее пространство, пока не добиралась до искрящейся розетки в гостиной, затем ожидаемо следовал взрыв и хищные языки пламени быстро пожирали стены коттеджа. Вскоре так и произошло: врач забыл чайник, газ проистек, розетка заискрила и дом сгорел дотла за считанные часы. Но, самое главное, врача это не сильно расстроило. Он сидел на пне чуть в стороне от пожара и пил из бутылки лимонад «Буратино». Это поразило меня, потому что в своих грешных грезах я именно так и представлял себе реакцию владельца неудобного коттеджа, только пил он не лимонад, а пиво.

Малыш я был довольно вдумчивый, и это трагическое происшествие, как выясняется, небезосновательно отнес к последствиям собственных фантазий, о чем незамедлительно доложил владельцу сгоревшего коттеджа. Погорелец отнесся к моему откровению без раздражения, поблагодарил за участие в своей судьбе и посоветовал впредь направлять свои умственные усилия на процессы созидания. Чувствуя определенную ответственность перед безвинно пострадавшим доктором, последующие полуторамесячные опыты с представлениями я посвятил его личному благополучию, вследствие чего, с моей помощью или нет, врач получил довольно выгодное предложение от начальства в далекой Москве и вскоре уехал возглавлять одну из курортных клиник в Анапе. В Анапе — наверное, потому, что мама обещала, что если я закончу третий класс без троек, она пошлет меня в пионерлагерь на море под Анапой. Мало того, в своих занятиях я учел предшествующий опыт и выстроил довольно стройную систему грез с элементом профилактики побочных негативных факторов. Так впервые, за много лет до своего крещения, я напрямую обратился к Богу с просьбой приглядывать за воплощением своих желаний. Думаю, Господь меня услышал. Отсутствие на дворе ядерной зимы и поголовной вампиризации — прямое тому доказательство.

Возможностей для совершенствования было на тот момент предостаточно: большую часть дня я был предоставлен себе, друзей у меня особо не было, потому что школа, где я учился, находилась в трех километрах от моей деревни, остальные школьники жили в деревне поближе и, соответственно, с ними я виделся только в классе. Таким образом, дважды в день, по дороге в школу и обратно, я рисовал в своей душе дивные картины будущего, оформлял оные узнаваемыми деталями, сводил житейские абстракции к точным формам и пытался чувственно их переживать. Для «игры» мне требовалось много дополнительной информации, поэтому я много читал, плюс, выйдя на пенсию, моя бабушка подрабатывала билетером в клубе близрасположенного пансионата и я каждую субботу смотрел кино. Кинематограф сформировал большую часть моих представлений о том, как должно выглядеть счастье, и я дисциплинированно следовал этим представлениям. Так, списком, я привил себе тягу к серьезной музыке, аристократическую уверенность в своей умственной исключительности и безоговорочную веру в достижение поставленной цели. Целомудрие художественной культуры тех времен мягко скорректировало мои убеждения, и, глядя на самодостаточных, веселых и несколько диковатых волшебников, я стал подражать им.

Однако вместе с базовыми ценностями по младенческой наивности я нахватал огромное количество лишних деталей, как то: пристрастие к благородным металлам, дорогим напиткам, красивым женщинам и безрассудным поступкам. Но поскольку большая часть из вышеперечисленного не могла присутствовать в жизни третьеклассника, да и не желая раньше времени разочаровываться, я отложил исполнение мечты до полового созревания, а освободившееся время бросил на конструирование собственного будущего.

Часами я, славный белобрысый бутуз, скрывшись в прохладном чреве заброшенной водонапорной башни, сидя по-турецки на благоухающем смолой рулоне нерастопленного гудрона, упивался картинами событий, вынужденных со мной произойти через несколько десятков лет. Я учитывал течение общей реальности, поскольку понимал, что и остальные люди тоже мечтают, и мой блистающий клинок точной мечты регулярно вспарывал желеобразного монстра общественных чаяний. Я также не тешил себя иллюзиями, будто я единственный осознанный игрок, и тщательно обходил определенные сферы деятельности, которые могли бы послужить залогом реализации главного счастья, но были столь очевидны и привлекательны, что большинство других игроков играли бы там. Так я сразу исключил политику и бизнес. Мне хотелось элегантно доминировать в менее суетливых областях, в которых все игроки сами рано или поздно становятся элементами оформления картины, как приключилось с пиратами на «Летучем голландце» в одном известном фильме, к сожалению, вышедшим гораздо позднее.

Не хотелось и прямой ответственности. Поэтому после недолгих расчетов я выбрал профессию режиссера. Примерное представление о ней я вынес из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Но опять же, памятуя о том, что в пять лет мне нравилась Лариска Цыплакова, а в семь я томился по Галочке Федченко с хутора, я предоставил самому себе в восемнадцать лет выбрать себя как режиссера. Я, наивная душа, и предположить не мог, что, когда наступят эти восемнадцать лет, общество обуяет нигилизм и печоринщина, а самым приветствуемым настроением станет упадническое. В моду войдут аутичные пижоны с фигами в кармане и хронические почвенники. Ни те ни другие так, по большому счету, кроме эффектной позы, ничего и не оставили после себя миру, разве что я начал использовать слово «сталкинг» — производное от слова «сталкер» — проводник к месту, где сбываются мечты, к исполнению которых, как правило, никто не готов.

От эстетического разочарования меня спасла собственная ненасытность: мне было мало быть только режиссером, мне хотелось экранизировать не чьи-то сочинения, а свои, и я считал несправедливым, что все награды за невидимые на экране труды получал актер. Малыми долями я вплетал избранные ипостаси в общую канву будущего, и день ото дня они наращивал феноменологическую плоть в секретных лабораториях моей души, чтобы однажды показаться на белый свет и взорвать мозг биографам. Забавно, но до сих пор многие из предпринимавших усилия понять меня настоящего ассоциируют меня только с одним из неделимых проявлений, придуманных много лет назад и органично сосуществующих в каждом всплеске нейролептической реакции моей высшей нервной деятельности. Общая сумятица дополнилась случайно привнесенными образами: старик священник, бредущий под грозовым небом по свежевспаханному полю к своей церкви, дядя Андрей, одним привычным уколом заточенной отвертки укладывающий двухсоткилограммового хряка на дощатый пол сарая, и многие другие. Иначе было нельзя — завтра связано с сегодня, и все намеченное на завтра намечено таким сегодня. Я позволяю себе эту тавтологию только затем, чтобы еще раз напомнить, что единственно чего нет в мире, так это чудес. Чудо — это эхо, добравшееся до барабанных перепонок в многократном пространственном преломлении.

Мои добрые бабушки-попечительницы не обращали внимания на мое странное поведение, потому что оно изменилось, по их меркам, в лучшую сторону. Теперь я предпочитал уединенные прогулки по окрестным полям привычным детским развлечениям, стал совершенно неприхотлив в еде, заметив, что состояние сытости мешает мне играть в мою игру, и перестал торчать субботними вечерами у окна, высматривая маму. Последнее мне давалось труднее всего, но я понял, что любая страстная привязанность порождает нежелательные парадоксы в сфере созидаемого. Проще говоря, я побоялся, что, если я не избавлюсь от этого сам, жизнь найдет собственный наименее энергозатратный способ еще глубже погрузить меня в игру: воссоединит любящие сердца — и маму хватит паралич, навсегда решая проблему разлуки, или рейсовый автобус сорвется с моста, устраняя вопрос совсем. Эта детская паранойя имела определенные предпосылки, включая упомянутый случай с пожаром. Я трезво осознавал, с какой силой имею дело, и страховался как мог, благо шустро осваивал азы и все свободное время практиковался.

В девять лет мне подарили велосипед, и я познал вкус смерти. Она необъяснимым образом сама напомнила о себе, поднявшись жутью из глубины души, и три дня заставляла меня переживать такие чувства, каким и примерного описания не подобрать. Почему эта невеселая часть реальности использовала велосипед в качестве ключа к подвалу бытия, непонятно. Наверное, потому что я по-детски мечтал о велосипеде и эту мечту было глупо вклинивать где-то между кругосветным путешествием и партией в бридж с премьер-министром ядерной державы. Я мечтал о велосипеде в данный момент, и живущая уже собственной жизнью главная мечта посчитала это хорошим предлогом для нового эволюционного рывка. К концу третьего дня происходящий кошмар органично привел меня к осознанию собственного бессмертия. Я понял, что и над этим вопросом стоит поработать. Смертная жуть удовлетворенно вернулась в родной мрак, а я дополнил игру мечтами о запредельном. Рассказывать об этом сейчас не имеет смысла, слишком обстоятельная тема, требует уймы времени, да и по технологии значительно отличается от обычной игры.

Но вернемся к игре. Быстро меняющийся мир все больше и больше мешал мне. Я понял, что рано или поздно я повзрослею и найду весомые аргументы, почему необходимо заместить мечту бытовым расчетом. Тогда я внес в игру новые условия — теперь основным смыслом игры стало не моделирование будущего, а продолжение игры в уже наступившем будущем. Было потрачено более полугода на внесение этого изменения в ежедневную практику, но мои усилия увенчались успехом. Я так уверен в этом, поскольку будущее уже наступило, а я все играю.

В пятом классе мама забрала меня из деревни в Москву. Я помню последнюю ночь перед отъездом: старая водонапорная башня, усеянное звездами бездонное небо, запах костра и оживающие перед глазами картины: я — знаменитый актер, режиссер, сценарист и, ко всему прочему, — священник, пишу для самого модного столичного издания статью, смысл которой будет для большинства неуловим, что, однако, не помешает этому большинству восхищаться глубиной моих умственных прозрений и таланта, а мудрому меньшинству — поражаться наглости человека, живущего своей мечтой и не скрывающего этого, потому что все это игра, хоть и без приставки «только».

Опубликовано в журнале «Русский пионер» №16

На сайте Православные фильмы и музыка почтой Вы можете приобрести:

1. Иерей Иоанн Охлобыстин. «Духовные копи»

2. Начало пути (Художественный фильм. В основе — воспоминания Патриарха Всея Руси Алексия Второго о своём детстве, о матери и отце-священнике. Сценарий — Иоанн Охлобыстин)

Социальные сети:

Мне нравится:
Загружаю...
Поделиться:
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Страница для печати Страница для печати

HTML код для сайта или блога
  Мы в других социальных сетях. Давайте дружить!

8 Комментариев:

  • Анонимный посетитель 21.05.2011 в 12:07

    ‘жуткую и прекрасную бездну хаоса — мира, шокирующего человеческий разум своей всевозможностью, человек смиряется перед собственным одиночеством’- атвор ест певец управляемого хаоса по мурюканмому образцу??

  • Анонимный посетитель 22.05.2011 в 02:30

    Особннно после рекламы нв TV

  • Анонимный посетитель 22.05.2011 в 23:28

    Как жаль, что этот сайт из=за отсутствия денег или из-за желания прогнуться перед ЕВРОПУДЕЛЯМИ до сих пор длит пребывание этого автора на своих страницах….

  • Анонимный посетитель 23.05.2011 в 15:38

    Мы так привыкли к тому, что любое публичное обращение – будь то письменное или медийное-это PR автора или той группы, которую он позиционирует . НЕВЕРИЕ пронизало наше отношение к любому слову ближнего. Нас запихнули в стереотипы – весь мир театр и люди в нем актеры. А ведь в нашей традиции не только исповедь, так таинство покаяния, но и литературная форма – эссе, как разговор со своим внутренним порой противоречивым «Я». Охлобыстин удивительно правдиво и трогательно показывает внутренний мир взрослеющего ребенка, его страхи, обиды, переживания, его беседы «с собой» о самых важных принципах жизни. Из собственного опыта, я помню, как много для воспитания чувств давали часы одиночества и покинутости в детстве, именно в это время вставали главные вопросы: о жизни и смерти, о смысле, целях жизни и возможных средствах их достижения. Охлобыстин с искренностью ребенка пытается пробиться к нашей деткости , которую мы похоронили за рационализмом, прагматизмом и великомудрием. Он зовет нас: вспомните свои детские мечты, почему вы от них отступились, почему променяли их на общечеловеческое представление о высоком качестве жизни, или вы сломались под грузом гордыни и тщеславия. С кем Вы? Не судите, да не судимы будите. Будьте как дети. Просите, стучитесь, стремитесь => к ЖИЗНИ=>к ЛЮБВИ => к БОГУ.

    • Анонимный посетитель 23.05.2011 в 17:11

      нет не привыкли к тому, что поп идет делать рекламу, а апостол — предовать и продовать. А вы не свидетель, а адвокат? Кого?

      • Анонимный посетитель 24.05.2011 в 15:33

        «Тщательное исполнение заповедей — научает нас нашей немощи» — я не вспомню автора, но запомнила это поучение из лекции Осипова. Отец Иоанн честно обратился в патриархию, для того, чтобы его освободили от исполнения обязанностей священника. Шестеро детей надо поднять, выучить, отпустить во взрослую жизнь. По теперешним временам для этого нужны не просто деньги, а значительные доходы. Осуждать его за то, что он ради детей ушел в мирскую жизнь? Господи прости меня за своемыслие. Но, мне кажется, что Бог от нас ждет любви, и то, что человек делает не ради себя, а ради ближнего своего не может осуждаться. Не пытайтесь понять особые пути спасения каждого, которые ведомы только Господу. А Охлобыстин искренен, его статье и эссе дают возможность задуматься над многими вопросами нашего непростого бытия. Прежде, чем осуждать вспомните, а разве вы не предавали своих родителей, друзей, любимых?
        И еще, если бы у вас была возможность заработать много денег, воспользовались бы вы ей? И куда направили полученные доходы?

    • Анонимный посетитель 23.05.2011 в 17:13

      И пока что Охлабыстин пытается пробиться к нам как к потребленцам мобильников…эта книга так и называется — потреблятство…

      • Анонимный посетитель 24.05.2011 в 16:36

        Здоровья Ивану Охлобыстину,терпения,любви в становлении детей.Не растеряйте то доброе и мудрое,что дала вам ваша семья в детстве.Пишите больше,вас интересно читать,подкупает искренность.

Твой комментарий:

Мы Вконтакте



На сегодняшний день, запчасти на сочлененный самосвал предоставляются изготовителями в огромном объеме.



Энциклопедия православного христианина


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

Русская неделя.TV: православное телевидение он-лайн
 православное
 телевидение
 он-лайн