Займ Honey Money
Православная книга почтой

Сказки под запретом

Автор: Мирослав Юрьевич Бакулин Последнее изменение: 19.10.2013

Чтобы понять народ, достаточно почитать его сказки. Что такое русская сказка? Это слова на музыку национального духа. Слово «сказка» имеет форму деминутива — это краткая уменьшительно-ласкательная форма слова, например: мамка, папка, дедка, бабка, тетка, дядька, сказка. Это родные слова, ласковые.

Сказка — это не сказание, не история: сказка — ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок. Итак, сказка с самого начала объявляется ложью. Сказка есть некая безделица, с помощью которой один человек передает другому нечто очень важное, глубокое, потому что прямым текстом это иногда не сказать, тем более — ребенку. А вот с помощью сказки можно высказаться.

Обычно говорят: автор сказки — народ. Кто рассказывает сказки детям? Пожилые люди и преимущественно женщины, бабушки. Сказка очень женская по натуре, да и сознание женское сказочно по существу.

Второе — место и время сказки. Если мы посмотрим западные варианты сказок, то они начинаются фразой «Оnce upon a time…» — «В некоторые времена». Русские сказки начинаются со слов «жили-были». В чем принципиальная разница? Западная сказка заранее предупреждает, что все рассказанное сейчас невозможно, оно отдалено от нас во времени. Русская сказка не определяет времени — это может произойти всегда, может быть, это происходит сейчас. Правда, иногда сказка начинается со слов «в некотором царстве, в некотором государстве». Здесь определено пространство — то государство, где только и могут происходить чудеса. Это, конечно, матушка Россия.

Кто герои сказки? Это Иван-дурак и его окружение — братовья, родители и его главное сокровище — жена, Василиса Премудрая или Елена Прекрасная. Причем о главном герое прямо определено, что он — дурак, но не сказано — «Иван, имеющий отклонения в психической деятельности». Сразу заявляется, что в принципе человек не берется на каком-то пике своего интеллектуального развития. Здесь герой — человек, совершенно лишенный чего-либо сверхчеловеческого, скорее антигерой.

Если вспомнить, что автор сказки чаще всего — женщина, то станет понятным такое отношение к герою. Как женщина относится к мужчине? Ей хочется, чтобы он был красивый такой-сякой-эдакий работал, двигался и чтоб костюмчик сидел. Поэтому реальный муж кажется ей бездельником. И она, как вечный двигатель прогресса, и «пилит» его, и «строгает» из соображения, что русский долго запрягает да быстро ездит. Это требовательность, сопряженная с уважением.

Поэтому герой — это русский лежебока. Менталитет у нас такой, нам некогда работать, потому что мы слишком заняты поисками смысла жизни, потому что русскому человеку так близко открыт образ Христа. Созерцание, любование открывшимся величием Творца и творения есть основа русского мышления.

Герою сказки дается задание определенное и точное — пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Если бы ему сказали что-нибудь обыденное: «Пойди, дорогой, заработай денег», он бы и не пошевелился, потому как скучно это. Но когда ему ставят традиционную для России невыполнимую, авральную задачу, невероятную, недостижимую, он говорит: «Вот чего я ждал, вот это по мне». Невыполнимый идеал — это многое говорит о русском народе. Русских всегда тянет именно на невыполнимые проекты, чтоб сказку сделать былью. Царь Петр I говорит: «Давайте здесь, на болоте, построим город». Мужик говорит: «Невозможно, но интересно» и строит Санкт-Петербург. На крови, на костях стройка идет, но весь народ захвачен этой идеей.

Но есть еще одна, теперь уже фоновая функция главного героя сказки, то, что князь Е. Трубецкой назвал «воровским идеалом» русской сказки.

Часто закон теряет свою нравственную силу в нашей стране, люди продолжают жить «по понятиям» и часто сопрягают истоки этих «понятий» с противозаконным порядком, воровским. Но на самом деле это та традиция жизненного миропорядка, которую русские мыслители называют «Русской правдой», а Церковь знает как предание, традицию. Недаром первая русская книга митрополита Иллариона закрепила для русского мышления принципиальное христианское различие закона и благодати. Главное для русского не буква закона, а дух его, Божий Промысл. Закон — как дышло, куда повернул, туда и вышло, а правда — она на веки одна, и Правда эта — Христос. Поэтому не столько закон ограничивает наши действия, сколько традиционные понятия, христианское предание, то, что передается из поколения в поколение, что сложилось в глубине нашей христианской культуры. И сама русская сказка как раз чудесно показывает эту русскую правду.

Чудо в этой сказке нужно только для того, чтобы было более понятно, что такое русская правда, счастливая обыденность, насколько она ценна. Сказка рассказывается ребенку, чтобы объяснить ему насколько ценно все, что нас окружает.

Вспоминается один человек. Он совершил преступление, и все, что его так надежно окружало, — семья, устоявшийся быт, работа, — вдруг стало таким призрачным и невозможным. Он сказал: «Вот теперь я понимаю, что говорит христианство о спасении. Я теперь понимаю, что надо спасать: жену, ребенка, маму, папу. Надо спасать, держаться за то, что есть, что Бог дал». Он неожиданно увидел, что все вокруг него, все богатство жизни держится на каком-то волоске. Все хрупкое и может разрушиться.

Чудо в сказке помогает понять, что вся эта обыденность русская, жизнь повседневная, может быть, внешне воспринимаемая как однообразная и унылая, — она замечательна. Сказка учит человека любить жизнь, быть довольным, счастливым. Не ищи ничего нового, и так все в твоей жизни есть и держится на волоске. Учись быть этим волоском, который бы держал все вокруг тебя. В сказке случайности не бывает, бывает чудо.

Именно это чудесное, именно неподзаконная Русская правда вот уж который год вызывает изжогу у наших государственных мужей от образования. Они почувствовали криминал в свободолюбивой Русской правде.

Не прошло и тысячи лет, как чиновники официально признали русские сказки вредными для детей, пропагандирующими насилие, похищение, удержание силой и прочие действия, не поощряемые уголовным кодексом. Во исполнение федерального закона от 29.12.2010г. № 436-ФЗ (в ред. от 28.07.2012 г.) «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» в XXI веке российские чиновники поняли: многие детские книжки (не говоря о мультфильмах) — это на самом деле пропаганда всяких нехороших вещей. Поэтому сказки были категорически признаны вредоносными и запрещены к прочтению. Существует сайт (www.zakon436.ru), где размещен список литературных произведений, запрещенных к прочтению детьми. Мало того, вы можете на этот же сайт отправить на анализ экспертам любое произведение, где «грамотные специалисты и эксперты» найдут всевозможные основания для его запрета. Ведь недаром все они «объединились вместе под знаменем закона 436, чтобы сделать наш мир чище, а детство наших детей еще радостнее» (цитата с указанного сайта).

Список литературных произведений, запрещенных к прочтению детьми до 6 лет, напоминает скорее воровскую перекличку на зоне, чем осмысление родной культуры.

«Ивану-царевичу и серому волку» вменяют сцены воровства коня, Елены Прекрасной, а эта информация «содержит побуждающие к совершению антиобщественных действий или преступлений, к тому же выражается осуждающее отношение к лицам, их совершающим». В этом смысле «Теремок» представляет собой массовый беспредел в сцене нападения на теремок лисы, волка и медведя.

Диссидентскому «Колобку» пришили физическое насилие над ожившим мучным изделием, а значит не выполняется условие торжества добра над злом.

Больший срок, а именно до 12 лет, получили другие русские народные и классические европейские сказки.

В сказке «Волк и семеро козлят» приведено описание смерти волка, а значит «информация содержит эпизодическое описание насилия без натуралистического показа процесса лишения жизни».

«Гуси-лебеди» содержит описание похищения детей гусями, а значит, есть сцены «насилия без натуралистического показа процесса нанесения увечий».

«Дюймовочка» и «Снежная королева» Г.-Х. Андерсена запрещены из-за удержания Дюймовочки мышкой, принуждения к вступлению в брак и насильственного удержания Снежной королевой Кая, а это, по мнению чиновников, «эпизодическое изображение насилия».

«Царевна-лягушка», «Марья Моревна», «Маша и медведь» идут по той же статье — Кощей насильственно удерживает Василису и Марью, а Медведь — Машу, хоть (оговаривается закон №436-ФЗ) и без натуралистического показа процесса нанесения увечий. «Морозко» запрещен из-за издевательств над младшей дочкой и сцены замораживания девушки в морозную погоду.

«По щучьему веленью» закрыли из-за совершения Емелей антиобщественных поступков, да при этом не выполняется условие осуждения: Емеля, как на зло, представлен полностью положительным персонажем.

Досталось от чиновников и Александру Сергеевичу Пушкину, он, оказывается, смакует в «Сказке о царе Салтане» насильственное заточение царицы и Гвидона в бочку.

Не прошли государственные люди и мимо творчества Аркадия Гайдара, ведь в его «Сказке про военную тайну Мальчиша-Кибальчиша…» натуралистично показаны сцены насилия над Мальчишом-Кибальчишом, нанесения ему увечий и описание его убийства.

«Цветику семицветику» В.П. Катаева досталось за то, что мальчик Витя не может ходить, а это описание заболевания в форме, унижающей человеческое достоинство. Издевательская ситуация усугубляется еще и тем, что Витя так и не смог ходить.

Даже политкорректный итальянец Джанни Родари в своем «Чиполлино» не избежал описания насильственных действия стражи в отношении клана Чиполлоне.

Все эти сказки теперь по закону доступны детям только с 12 лет и лучше в присутствии вменяемых родителей, способных объяснить, почему сказочные герои ведут себя так развязно по отношению к общественной морали и уголовному кодексу. Но мы-то знаем, что закон №436-ФЗ — это дышло, а в сказках есть намек — добрым молодцам урок.

Как бы ее ни запрещали, сказка нужна нашим детям, чтобы они могли понять, кто же они есть на белом свете. Все удивительные чудеса и перипетии сказок нужны для того, чтобы понять, кто мы, что нас окружает, какова реальность вокруг. Запретное становится еще более интересным. Когда вы будете читать эти сказки своим детям, подумайте об их глубине. Русское мышление таково, что через чудо человек возвращается к самому себе, к своим традициям, к своим корням. А для нас это возвращение сегодня жизненно важно.

Социальные сети:

Мне нравится:
Загружаю...
Поделиться:
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Страница для печати Страница для печати

HTML код для сайта или блога
  Мы в других социальных сетях. Давайте дружить!

2 Комментариев:

  • Странник вечный 19.10.2013 в 12:37

    Страна дураков!Они пошли по проторённому пути!((Только один пример…В пятидесятых годах в стране решили бороться с засильем иностранных слов в русском языке!На вопрос покупателя в кулинарии…девушка,дайте два ЭКЛЕРА…был ответ…ЭКЛЕРОВ нет…как так? А это что?…Это…продолговатые пирожные с заварным кремом!(((Вот так…Потому удивляться нечему….Было бы смешно,если бы не было так грустно(((…Современные дураки достойные продолжатели дураков из не такого уж далёкого прошлого((

  • Мария 27.10.2013 в 00:41

    Эх, Мирослав… На заборе тоже пишут, а за ним дрова лежат. Вы из комы только что вышли? Который год ложь за ложью на вентилятор набрасывают, лишь бы людей пугнуть и психику раскачать. Или вы принципиально верите во всё, что из интернета приходит «ведь людям незачем врать»? Ну, дай Бог, чтобы вам на почту нигерийский спам никогда не упал. %)

Твой комментарий:

Мы Вконтакте







Энциклопедия православного христианина


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

Русская неделя.TV: православное телевидение он-лайн
 православное
 телевидение
 он-лайн