Займ Honey Money
Православная книга почтой

К юбилею переворота 1993-го года

Автор: Иерей Константин Кравцов Последнее изменение: 02.10.2013

В Евангелии сказано: дом, разделившийся сам в себе, не устоит. Такое разделение и произошло после распада СССР и, углубляясь, достигло своего пика к осени 93-го. После того, как 21 сентября Ельцин, подписав Указ 1400, совершил государственный переворот, в Москве нагнетается взрывоопасная обстановка: ОМОН избивает дубинками всех, кто попадется под руку на станции метро «Краснопресненская», вестибюли и эскалаторы залиты кровью. То же самое происходит на прилегающих к Белому дому улицах. Но не буду описывать всех событий, предшествовавших массовым убийствам безоружных в Москве 3-4 октября и саму бойню. Замечу только, что количество убитых официальной пропагандой по указанию Клинтона (я не оговорился) было сведено к минимуму и на самом деле исчисляется даже не сотнями. Только у Останкино было убито до двухсот человек, в Белом доме по закрытому правительственному отчету 948, тогда как его защитники называют другую цифру – до 1500 убитых. Не знаю, включены ли в это число те, кого расстреливали уже после штурма во дворах и не знаю, сколько было убито, ранено и искалечено в эти и предшествующие дни. Но и эти цифры говорят достаточно о цене победы инфернальных сил или, говоря словами Достоевского, очередных бесов. Победы, что, как известно, привела к беспрецедентному разграблению страны, понесшей больший ущерб чем за четыре года Второй мировой. Население Российской Федерации сократилось на 7 миллионов, народ задыхался от нищеты, в сельской местности девчонки были вынуждены заниматься проституцией т.к. это был единственный способ хоть как-то кормить семью. Плюс разгул бандитизма, тотальная криминализация общества, бездарная и позорно проваленная компания в Чечне и массированное растление через ТВ и СМИ. То, что мы до сих пор не в резервациях за колючей проволокой, как сербы в Косово , что мы не вымерли объясняется кроме заступничества Провидения только одной причиной – остатками ядерного арсенала, который не успели развалить до конца вместе с армией холуи страны-победительницы в холодной войне.

Описывать происходившее в Москве в последние дни сентября и первые дни октября я, повторюсь, не буду, хочу только напомнить, что перед бойней Патриархом были организованы переговоры в Даниловом монастыре. Но что может сделать Церковь, когда разрешить ситуацию мирным путем невозможно? Ее власть распространяется только на ее членов и единственное наказание, предусмотренное для них – это запрет на участие в Евхаристии. Это и есть отлучение от Церкви известное как анафема. И именно анафемой пригрозил Патриарх Алексий тем, кто развяжет кровопролитие. Цитирую: «Властью, данной нам от Бога, мы заявляем, что тот, кто поднимет руку на беззащитного и прольет невинную кровь, будет отлучен от Церкви и предан анафеме». Поясню: спасение человека, отлученного от Церкви, как минимум, весьма и весьма проблематично. Христос говорит Своим ученикам: «что вы свяжете на земле, будет связано и на небе». Итак, поднявшие руку на беззащитного и пролившие невинную кровь, будь то отдавшие приказ или его исполнители, находятся, говоря церковным языком, под клятвою, или, иными словами, прокляты. Прокляты Русской православной церковью в лице ее предстоятеля – Патриарха Алексия. И это – суд Божий. Под который не попадает ни один из защитников Конституции. Все жертвы со стороны ельцинских войск, как в Останкино, так и у Белого дома – жертвы или снайперов, или своих же «ельциноидов», как их тогда называли. Тем немногим защитникам российской демократии, у которых было оружие, было запрещено открывать огонь. Разрешение поступило лишь во время штурма Парламента и только внутри здания, где также не был убит ни один из нападавших. Их жалели, да и сам штурм продолжался считанные минуты. Всех, кого могли, спасла группа Альфа, нарушив приказ президента уничтожить Руцкого, Хасбулатова и всех, кто был в военной форме. Итак, Ельцин и его команда, омоновцы и подонки, избивавшие москвичей, танкисты покрывшей себя позором Кантемировской дивизии, получившие свои иудины сребреники и московские квартиры за расстрел Парламента, а также все, кто расстреливал, избивал неповинных обречены вечным мукам, если не покаются. Сомнительно и спасение тех, кто принял их сторону. О чем я и хотел напомнить.

Мне нет дела, в каком из кругов ада пребывают сейчас обагрившие руки в невинной крови Ельцин, Егор Гайдар, ответственный за бесчисленные убийства безоружных тогдашний министр обороны Грачев, известный как Пашка Мерседес. Меня больше волнует посмертная участь девушки – раненой безоружной баррикадницы – изнасилованной в подъезде пьяной солдатней и через полгода покончившей с собой. Хочу «озвучить» оставленное ей письмо, которое приводит в своей выпущенной под псевдонимом в 1994-м году книге «Анафема. Хроника государственного переворота» непосредственный участник событий. Это самое обстоятельное из известных мне расследований с привлечением множества документов и фактов, которое, на мой взгляд, должно издаваться миллионным тиражом. Чтобы хватило на всех, кто неравнодушен, кто не утратил совесть. Но обратимся к письму Валерии Воронцовой, которое я приведу чуть сократив из-за лимита моего времени в эфире.

«Осенью 93-го я была у Белого дома. (Может, кто-то помнит зеленоглазую блондинку Леру). Пришла туда потому, что ненавижу ложь, цинизм, подлость, ограниченность, тупость, человеческую жестокость, хамство — короче, все, что в избытке у г-на Ельцина, его приспешников и его режима. Пришла потому, что верила Руцкому, потому, что всегда уважала Хасбулатова (правда, вначале не понимала, что может быть общего у такого интеллигентного, умного человека с таким ничтожеством как Ельцин).

Держалась я там тихо-скромно, громко не кричала, тележурналистам на глаза не лезла — других дел было много: мужчина по имени Анатолий с пробитой головой, женщина (кажется, ее звали Галина Евгеньевна), у которой внезапно сердце прихватило, да много еще чего…

А когда началась настоящая бойня, на моих глазах убили подругу, с которой мы дружили больше 10 лет… А потом я оказалась между раненым в живот мужчиной и спецназовцем, с перекошенным от ненависти лицом. Я крикнула ему: «Не стреляй, он же ранен!», — на что спецназовец мне ответил: «Ранен, но не убит же…». Я бросилась и заслонила того мужчину, думала — в женщину тот подонок не выстрелит, но пули вошли в мою спину… А потом, в замызганном, грязном подъезде меня, раненую, все время теряющую сознание, насиловали два омоновца. Я до сих пор слышу их слова о том, что, мол, эти мучения «причитаются Руцкому и Хасбулатову, но нам до них не добраться, потому все сполна получишь ты…».

Я пришла в себя через 4 дня в больнице (спасибо тому, кто меня нашел и отправил туда). А вышла из больницы я только 1 марта 1994 года. Вышла, что после ранения в спину не предусматривается. Обычно выезжают в инвалидной коляске. Но я встала на ноги: спасибо врачам. Я снова вошла в эту жизнь, и что же я увидела? Моя страна по-прежнему разворовывается, все ниже склоняет голову перед Америкой…

Я вовсе не жалуюсь (наоборот, если бы надо было все повторить, я поступила бы так же, как тогда), но я обращаюсь к здоровым, сильным, умным, честным мужчинам: а если бы на моем месте оказалась ваша сестра, дочь, мать, жена?.. Я спрашиваю у уважаемых мной Александра Владимировича Руцкого и Руслана Имрановича Хасбулатова: неужели вы можете спокойно писать книги или работать на кафедре? Неужели у вас не стынет кровь и не замирает сердце?

Я не знаю, как надо бороться с ельцинским зверьем — с оружием или с воззванием в руках, но лично я знаю, что не смогу жить при этом режиме, руками которого я унижена, оскорблена и раздавлена. Знаете, выйдя из больницы, я не смогла жить в Москве. Не могу видеть этот (мой родной!) город и его жителей. В каждом омоновце я вижу одного из тех двоих. И до сих пор (уже больше полугода прошло!) я кричу по ночам. Я уехала к знакомым в глухую уральскую деревню, но видите ли, тишина, природа, лес, грибки-ягодки, молочко парное — они ведь не спасают. Я по-прежнему каждую ночь вижу во сне ту бойню. В больнице я так кричала ночами, что будила весь этаж; врач даже назначил мне наркотики…

Еще раз повторяю: я не жалуюсь и ни о чем не жалею. Просто я хочу дожить до часа расплаты. Придет ли он?

Кто-то скажет: это личная трагедия. Да, сегодня, может, и личная, а тогда, в октябре? В меня стрелял не какой-то уголовник, а человек, которого вооружил Ельцин и его режим. А за что меня так жестоко терзали те двое в вонючем грязном подъезде, за что они меня так ненавидели? Они говорили: «За Руцкого и Хасбулатова».

Поймите, октябрьская трагедия не кончилась, для некоторых людей она продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока не поплатятся за содеянное ельцины, филатовы, грачевы, ерины, яковлевы, шахраи, бурбулисы и другие…

С уважением и любовью Валерия Воронцова»

А вот еще несколько свидетельств. «Наших детей убивали зверски, – рассказывает учительница, мать расстрелянного 18-летнего юноши Наталья Павловна Пескова : – Марину Курщеву застрелили на 7-м этаже, стреляя в окно квартиры. Студентка первого курса юридического факультета, красавица, обаятельная девушка. Матюхина Кирилла расстреляли в упор пять омоновцев с чулками на глазах. Ребята — студенты электромеханического института — пришли на крышу посмотреть, что же происходит. Но эти звери даже не выслушали их. Ребята кричали: „Мы студенты, безоружные, мы просто пришли посмотреть, что происходит“. Эти звери делали свое дело. Обуха Диму, студента архитектурного института убили в затылок, Женю Виноградова изрешетили пулями, пять пуль в спину, две из них со смещенным центром. Рома Денисов — в школе его называли ходячей энциклопедией, — отличник, пятнадцати лет. Его убили в спину. Мой сын Юра получил четыре ранения: два в ногу, одна пуля со смещенным центром в живот и одна в спину. Наших детей расстреляли, причем зверски, посреди белого дня, в любимом городе, по указу президента…».

А вот что пишет отец девушки-студентки Наташи Петуховой Юрий Евгеньевич Петухов: «Мы, хоронившие наших детей и близких, видели, что наши дети приняли мученическую смерть. Нам известны случаи, когда безоружных раненых людей, в том числе женщин, доставляли в милицию, а затем со следами истязаний — в морг».

«Просто не поднимается рука описать следы истязаний, обнаруженные на теле 14-летнего Константина Калинина, половина из которых даже не была включена патологоанатомами, принуждаемых руководством ГМУ Москвы массово фальсифицировать медицинские заключения, в официальное свидетельство о смерти мальчика, – пишет далее автор книги «Анафема. Хроника государственного переворота» (она, кстати, есть в сети). – На фоне этих зверств, я думаю, – продолжает он – не нужно объяснять, что делали с теми, кто был в форме или пытался защищать раненых». Конец цитаты. И в конце мне хочется назвать фамилии несущих ответственность за все это зверство. Кроме лежавшего головой в салате не просыхавшего Ельцина и его ближайшего окружения, которое и принимало решения, министра обороны Пашки Мерседеса это глава МВД Ерин и возглавлявший Государственное управление обороны Барсуков. Я эти фамилии называю специально для тех, кто склонен во всех наших бедах винить инородцев. Фамилии, как видим, русские. И мне вспоминаются написанные тогда строки покойного Коли Шипилова, замечательного поэта и прозаика:

Наш враг не чеченец, наш враг не еврей,

А русский иуда.

Книга назвавшегося Иваном Ивановым военного поразила меня прежде всего тем, до какой же подлости, до какого скотства и зверства этот русский иуда может дойти. Но в исследовании «Анафема. Хроника государственного переворота» речь идет еще и о другом – о благородстве и человечности тех, кто были расстреляны, изнасилованы, искалечены нашим же русским зверьем, справлявшим тогда свой кровавый шабаш. И не через двадцать, ни через пятьдесят, ни через сто лет мы не имеем права не помнить о нем, если мы – люди.

Социальные сети:

Мне нравится:
Загружаю...
Поделиться:
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Страница для печати Страница для печати

HTML код для сайта или блога
  Мы в других социальных сетях. Давайте дружить!

Твой комментарий:

Мы Вконтакте







Энциклопедия православного христианина


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

Русская неделя.TV: православное телевидение он-лайн
 православное
 телевидение
 он-лайн